В МИРЕ

В России либералы продают свои души Кремлю

18вид

«(…) Как и большинство журналистов, которые жили в России, делая статьи и репортажи о ней, Джошуа Яффа в своей новой книге «Меж двух огней» (Between Two Fires) сосредотачивается на внутренней ситуации в стране. Но он не игнорирует и внешнюю политику, потому что российские внутренние дела вносят вклад в определение предпочтений Кремля в международных отношениях. И трудно не разглядеть параллели между воинственностью Кремля за рубежом и его нелиберальной деятельностью на внутреннем фронте», — пишет на страницах Foreign Policy Роберт Сервис, почетный профессор Оксфордского университета и старший научный сотрудник Гуверовского института.

«Действительно, администрация Путина жестоко подавляет россиян, которые говорят или действуют против нее. (…) Оппозиционных политиков и журналистов-расследователей преследовали, а иногда даже убивали. Партии получают юридическую регистрацию для участия в национальных выборах, только если они не представляют серьезной угрозы для правящей элиты. Главные телеканалы покорно повторяют новости, продиктованные Кремлем», — считает автор публикации.

«Российский народ, как отмечает Яффа, привык к этой современной реальности. Когда россияне думают о 1990-х годах, они не тратят много времени на размышления о том, был ли возможен в действительности иной исход перехода России от коммунизма. Хотя Борис Ельцин проводил внешнюю политику сотрудничества с Соединенными Штатами, его управление выборами и парламентами характеризовалось постоянным мошенничеством, и было бы неверно изображать приход Путина к власти в качестве первого моста на пути к нелиберализму», — подчеркивается в статье.

«Яффа, однако, намеренно уводит свое внимание в сторону от Кремля. Вместо этого его весьма оригинальное и захватывающее повествование описывает, как все большее число более или менее либеральных фигур во всем спектре российской профессиональной жизни приняли решение примириться с правящим истеблишментом. Они пришли к выводу, что политические либералы вряд ли победят на национальных выборах в ближайшем будущем. Они заключают, что, если они хотят внести влиятельный вклад в жизнь страны, они должны взять длинную ложку и отужинать с дьяволом», — пишет Сервис.

«Путин, со своей стороны, знает, что он потеряет больше, чем мог бы получить, полностью исключив их из общественных дел. Их деятельность позволяет его России функционировать более эффективно и создавать впечатление, что он правит по согласию. Страна больше не является тоталитарной диктатурой, а администрация Путина достаточно гибка, чтобы давать пространство возможность дышать тем, кому не нравится его политика, но кто согласен отказаться от открытой ее критики. Это молчаливый компромисс, который устраивает обе стороны в нынешних обстоятельствах», — говорится в статье.

«К примеру, Хеда Саратова — правозащитница, много лет занимающаяся спасением жертв преследований и пыток в Чечне. Она построила свою карьеру в качестве сотрудницы «Мемориала», организации, которая борется за то, чтобы рассказывать правду о зверствах от сталинских 1930-х годов до наших дней. В ходе своих расследований она стала свидетелем резкого сужения возможностей, поскольку чеченский президент и сторонник Путина Рамзан Кадыров так же жестоко обращался с приезжающими расследователями, как и со своими критиками среди чеченцев. Выбором ее жизни стал отказ от открытой критики Кадырова, чтобы получить в противном случае маловероятную возможность спасти жизни тех, кого он притесняет. По ее мнению, это не идеальное решение, но это лучше, чем не делать ничего», — отмечается в статье.

«Врач Елизавета Глинка, — продолжает Роберт Сервис, — столкнулась с подобной дилеммой в своей работе с мертвыми и ранеными на востоке Украины. В качестве платы за возможность продолжать свою деятельность по спасению больных и раненых детей она была привлечена к сотрудничеству с государственными властями в Москве. Кремль оказал ей всевозможные почести, что позволило ему отшлифовать свою собственную репутацию филантропа, в то же время продолжая войну. Глинка знала, как ее использовали, но видела в этом единственный доступный способ, с помощью которого она могла облегчить ужасающее страдание. Ее последним подвигом было намерение осуществить то же самое в Сирии, под объективами камер телевизионщиков. К несчастью, ее самолет, направлявшийся в зону боевых действий, потерпел крушение при взлете из российского военного аэропорта недалеко от южного города Сочи».

«В книге Яффы не все портреты тех, кто сотрудничает с истеблишментом, посвящены людям, которым необходимо сдерживать голос либеральной совести. Константин Эрнст — известный телевизионный продюсер, который отдал свою креативность в распоряжение российских властей. Он обладает способностью хамелеона менять окрас по мере изменения обстоятельств. Он поднялся на вершину своей карьеры, когда ему было поручено руководить церемонией открытия зимних Олимпийских игр в Сочи в феврале 2014 года. (…) Шедевр мягкой силы Эрнста имел бы более длительный эффект во всем мире, если бы в том же месяце Путин не решил вторгнуться на Украину и аннексировать Крым. В ту судьбоносную дискуссию не были вовлечены либералы из внутреннего круга Путина, и он даже не удосужился обратиться за советом ни к своему премьер-министру Медведеву, ни к министру иностранных дел Сергею Лаврову. Суть его размышлений заключалась в том, что Россия должна и могла делать все, что необходимо для того, чтобы быть признанной глобальным колоссом», — говорится в публикации.

«Действительно, ничто не вызвало его раздражения больше, чем то, когда в марте 2014 года Обама пренебрежительно называл Российскую Федерацию простой региональной державой. Администрация Путина преисполнилась решимости доказать, что Обама серьезно недооценил ее и что экономические санкции против России никогда не отвлекут ее от ее желаемой цели. Яффа указывает на национальную популярность и политическое превосходство, которые получил Путин в результате захвата территории Крыма, когда его рейтинги поддержки выросли до 89% — необычайное достижение для человека, который занимал одну или другую из двух высших государственных должностей так долго. И Путин, как и ожидалось, заработал дополнительные похвалы у себя дома на фоне того, как российское оружие и дипломатия заполнили вакуум, оставленный Обамой и Трампом в войнах по всему Ближнему Востоку», — пишет обозреватель.

«Возрожденное стремление России заявить о себе поднялось из глубокого и широко распространенного ощущения россиян в целом, что страна должна снова встать на ноги после унижений 1990-х годов. В такой же степени оно проистекало из расчета руководства, что такая позиция отвлечет электорат от недостатков их лидеров», — говорится в статье.

«Это поднимает вопрос о перспективах дальнейшей политической и социальной стабильности, той же стабильности, которая, как тщательно описывает Яффа, побудила многих россиян счесть бесполезным включение в прямую оппозицию явно жадной, коррумпированной и авторитарной администрации. Когда в 2011 году Путин объявил о своем намерении баллотироваться на третий президентский срок, произошел всплеск митингов и демонстраций против него. В ответ в его предвыборных лозунгах заметно увеличилось количество обещаний о социальных выплатах. Очевидно, он и его советники чувствовали, что у него могут быть серьезные проблемы, если он не предложит облегчить материальные трудности, с которыми сталкиваются среднестатистические российские домохозяйства».

«Острая угроза для администрации Путина возникла летом 2014 года, когда на мировых рынках резко упали цены на нефть и (…) были введены новые резкие сокращения социальных выплат», — указывает Сервис, напоминая про повышение пенсионного возраста: «на этот раз протестовали пенсионеры, а не обычные политические активисты — они занимали автобусы и поезда и блокировали трассы. Путин потрясенно был вынужден согласиться ограничить масштабы пенсионной реформы».

«(…) В настоящее время существует вероятность того, что высшей элите в России достанет хитрости и безжалостности, чтобы выстоять при любых беспорядках. Но Путин не может править вечно, и он неоднократно показывал, что способен ошибаться, перегибая палку. Принимать с распростертыми объятиями китайцев и раздражать большую часть американцев может вскоре оказаться более плохой стратегией, чем натравливать их друг на друга», — считает автор публикации.

«Однако на данный момент он может рассчитывать на многих амбициозных россиян, пришедших к выводу, что их карьера требует от них компромисса с Кремлем. Хорошие и не очень хорошие мужчины и женщины вынуждены делать трудный выбор, и примечательная книга Джошуа Яффы — это путеводитель по боли и удовольствию их жизни в общественной сфере», — заключает он.

источник

1 комментарий

Оставить отзыв