В РОССИИ

Александр Смирнов: «Вирус очень хочет на свободу — в этом весь его нехитрый план»

Александр Смирнов: "Вирус очень хочет на свободу - в этом весь его нехитрый план" 1
5вид
Александр Смирнов: "Вирус очень хочет на свободу - в этом весь его нехитрый план" 2

Блогер публикует в «Живом журнале» историю непростого пути коронавируса, который решил во чтобы то ни стало выбраться из Китая и отыскать достойного хозяина, пропахшего мантией и скипетром.

«Далеко, в загадочной Ухани, от Большой Стены наискосок, в нестерилизованной лохани плавал незаметный вирусок. Вирус — это мелкая частица, нет ни оболочки, ни ядра, но и он, естественно, стремится выбраться из грязного ведра. Здесь, в коммунистическом Китае, больше миллиарда человек трудится, тихонечко мечтая совершить когда-нибудь побег. Хоть куда, хоть чучелом, хоть тушкой, хоть в Россию, хоть в Туркменистан, хоть в Европу — просто потому что тянет к незаполненным местам. А в Ухани — до хрена народу, производят свой китайский хлам. Вирус очень хочет на свободу — в этом весь его нехитрый план.

И благодаря летучей мыши, пьющей из помойного ведра, этот вирус на свободу вышел, и пошла смертельная игра. Даже вирус понимает крепко, что большим и трудным будет путь: весь Китай — одна большая клетка, здесь ему ни охнуть, ни вздохнуть. Карантин, мобильные больницы, иглотерапевтов до хрена — если он не свалит заграницу, то наступит вирусу хана. Провести всю жизнь в родной Ухани — жалкая, никчемная стезя. Ведь не зря же клетки разбухали, от одной к другой меня везя?! Ведь не зря огромный скоплен опыт, я же просто вирусный король! Надо бы добраться до Европы и устроить там свою гастроль!

Вирус — это опытный троянец, никакой ему преграды нет, и уже какой-то итальянец, кашляя, садится в бизнес-джет. В пиджаке Бриони (мэйд ин чина), в итальянских якобы туфлях этот представительный мужчина вышел в Риме в кашле и соплях. Но к врачам не обратился сразу, итальянец — что с него возьмешь, и пошла косить людей зараза — стариков, детей и молодежь.

Лучше быть здоровым и богатым, чем ущербным, бедным и больным. Вирус начал рваться к депутатам, президентам или их родным. Нужен исключительный носитель — крепкий телом, духом и умом. В идеальном случае — правитель, лучше поселиться в нем самом. Начиная с этого этапа, вирус вел подбор достойных тел. В Ватикане был какой-то папа, вирус и смотреть не захотел. Старенький, и так на ладан дышит, двинет кони в случае чего, можно было оставаться в мыши — никакого толку от него. Ищет тело вредная зараза, как и все болезни испокон. Даже влез вовнутрь принца Чарльза — там одна овсянка и бекон. Вирус по самой своей природе не желает жить на островах, Борис Джонсон тоже непригоден — тьфу, сплошное смузи и трава.

Только где-то под полярным кругом, там, где климат более суров, он обзавестись мечтает другом, — тем что даст и стол ему и кров. Вирус знает: должен быть хозяин, что еще протянет много лет, тот кто духом смел и несгибаем, у кого других инфекций нет. Кто давно находится у власти, мантией и скипетром пропах, значит, — вирус будет к ней причастен, и корона будет при делах. Лучше тела нет на свете целом, крепче нет на свете головы, но и вирус — он не пальцем делан, он уже добрался до Москвы. Путь его был чрезвычайно труден, чуть не поплатился головой, но в конце пути сияет Путин — вечно правый и всегда живой.

Граждане родной моей столицы! Дамы, джентльмены, господа! Нам теперь пора объединиться и размежеваться навсегда! Выстоим, товарищи, всем миром, не дадим поганому пройти! Милые, сидите по квартирам, пейте водку, господи, прости!»

источник

Оставить отзыв